doc-tv

78 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    А батька, к примеру, обязал работодателей кондиционеры ставить.Роспотребнадзор р...
  • Григорий Соколов
    Ой, да не надо! Просто заметили, что люди устали от масок, поэтому дабы оправдать масочное рабство и масочный экстрем...Директор Центра и...
  • Varshavskiy Иващенко
    И как же они это вычислили??Ученые выяснили, ...

«Развод, пандемия и увольнение довели меня до депрессии». Личный опыт

«Развод, пандемия и увольнение довели меня до депрессии». Личный опыт

Привет! Меня зовут Наташа, мне 39 лет. 

Свою первую тяжелую затяжную депрессию я вылечила с помощью антидепрессантов и психотерапевта, а через несколько лет смогла справиться с рецидивом самостоятельно.

Заболела из-за неудачного брака

Впервые я заболела депрессией около десяти лет назад. У меня был неудачный брак, банальная история. С одной стороны — я, девочка-ромашка с романтическими представлениями о любви как полном слиянии, когда вместе навсегда, везде и всюду, смотреть в одну сторону и умереть в один день. С другой стороны — мой бывший муж, сын матери-одиночки, ненавидевшей его отца и переносившей это отношение на сына.

Я душила мужа контролем и стремлением присутствовать в каждой минуте его жизни, а он убивал меня тем, что умел любить, только ненавидя. Все, что я делала, подвергалось жесткой критике. Все, что я делала не так, как он хотел, ставилось мне в вину, даже если было сделано случайно. Я не имела права на малейшую ошибку — муж просто мне не верил и считал, что я все делала назло ему.

Жить под постоянным прессом обвинений, не имея возможности оправдаться, не находя никакого понимания, — удовольствие так себе, но если бы только это!

Постоянная подавленность, стресс, тревога влияют на гормональную систему, изменяют уровни нейромедиаторов, а это прямая дорога в депрессию.

После нескольких лет такой семейной жизни я превратилась в развалину, физически и ментально.

Вот только одна деталь. Мы жили возле одной из конечных остановок метро, а моя работа была на противоположном конце той же ветки, ехать час. Каждый рабочий день я садилась в метро, закрывала глаза, чтобы никого не видеть, и начинала плакать. И плакала весь час, до конечной: по дороге на работу и с работы. Быстро научилась плакать очень тихо, не всхлипывая, чтобы не утешали.

Просто представьте — каждый день. Два часа. Каждый будний день в течение нескольких лет. Я не могла этого не делать! Мне больше некуда было вылить всю горечь, которая накопилась внутри. Некому было рассказать — подругам жаловаться не люблю, а маму огорчать не хотела. Мама, как и все, считала, что у меня хороший муж: не пьет, не бьет, что еще нужно?

«Развод, пандемия и увольнение довели меня до депрессии». Личный опыт

По выходным было тяжелее, ведь дома нужно было держаться. Мое грустное лицо или плохое настроение тоже ставились мне в вину. Когда я пыталась поговорить с мужем, все заканчивалось ссорой и его предложением развестись, потому что мы не подходим друг другу. Я дико пугалась (как все созависимые, которые цепляются за травмирующие отношения изо всех сил), плакала, уговаривала его остаться, и все возвращалось на круги своя.

Но однажды во время такой ссоры я поняла, что больше не могу его уговаривать — просто нет сил. Нет, я не была готова к разводу. Но у меня совсем закончились силы вообще что-то делать. Уже гораздо позже мне стало понятно, что у меня тогда наступила последняя стадия большой депрессии — «паралич воли», когда человек теряет способность прилагать к чему-либо усилия. На очередное предложение мужа развестись я сказала: «Давай». Не потому, что хотела, а потому, что больше уже не могла.

Тут выяснилось, что разводиться со мной никто на самом деле не хотел. Просто этот шантаж так хорошо работал! Сказал волшебное слово «развод» — получил тихую послушную жену. Удобно. Насколько ей при этом плохо — вообще неинтересно.

Опущу подробности развода и попытки мужа меня вернуть. Теперь он был готов со мной разговаривать и даже договариваться, вот только у меня уже физически не было на это сил и возможностей. Я была настолько истощена, что моя борьба была уже за саму жизнь, а не за жизнь с ним или без него. В тот период я почти потеряла трудоспособность, перестала спать, стала опаздывать, меня чуть не уволили с работы.

Психотерапия спасает

К счастью, я тогда все же дошла до психотерапевта. Я думала об этом несколько лет, но не решалась, хотя уже пару лет как читала своего будущего психотерапевта в интернете и мне очень откликалось все, что она писала. Она тоже пережила развод и рассказывала об этом, и я понимала, что это все про меня — про то, как я чувствую, что у меня внутри.

И все равно я боялась. Боялась, что психотерапевт скажет, что мой муж прав, я никчемная жена и вообще человек, что я и правда во всем и всегда не права. Еще я боялась, что после визита к врачу мне станет хуже (а куда уж хуже?), потому что он как-то неудачно покопается у меня в голове или душе… И вообще, я не очень понимала, что там надо делать, у психотерапевта? Лежать на кушетке и рассказывать про детские травмы?

«Развод, пандемия и увольнение довели меня до депрессии». Личный опыт

 

Кушетка не понадобилась — как оказалось, ее роль в психотерапии сильно преувеличена. После первых двух сеансов психотерапевт поняла, что я нахожусь в состоянии глубокой депрессии, и посоветовала мне посетить психиатра, который подтвердил диагноз и выписал таблетки. Они помогли: через две-три недели мое настроение стало ровнее, ушли сильные колебания от глубочайшего отчаяния до полного равнодушия. Стало легче сохранять силы.

Но антидепрессанты — это скорее костыль, который нужен для облегчения процесса выздоровления, а основная роль все же принадлежала психотерапии.

Самое важное, что дала мне мой психотерапевт, — опыт безоценочного принятия и безопасных отношений. Мой терапевт не только не осуждала — она вообще не оценивала меня и мои действия, и это было очень непривычно. Мы с ней просто рассуждали о том, что привело меня в то состояние, в котором я находилась. Она стала тем человеком, с которым я на практике поняла, какими могут быть отношения с людьми, когда нет манипуляций, обесценивания, а есть взаимное уважение и соблюдение границ.

Психотерапевт не учила меня, как правильно жить, а показывала, какие вопросы можно задать себе, чтобы понять, в чем корень моих проблем и какие бывают пути их решения. Мы разбирались, какие защитные механизмы характерны для моей психики и почему некоторые из них мешают мне жить. Как выстроить границы и научиться себя ценить.

Я училась выбирать для себя то, что не будет меня разрушать: поддерживающие отношения вместо унижающих, доброе отношение к самой себе вместо строгого голоса внутреннего критика, здоровую еду вместо заедания стресса сладким и мучным и т. д. Психотерапевт дала мне разные инструменты для работы с любой из проблем.  

Психотерапия — процесс долгий, сложный, и если он правильно запущен, то в каком-то смысле может продолжаться даже после того, как вы расстались со специалистом.

Эти сеансы дали мне в том числе понимание процессов, которые происходят в психике, и умение отделять свою личность от проявлений депрессии и других временных состояний. Это важный навык, который очень помог, когда после нескольких лет ремиссии депрессия пришла ко мне опять.

Пандемия, потеря работы и снова депрессия

В прошлом году меня уволили из-за пандемии, и я опять оказалась в тяжелой ситуации, в том числе финансовой, и депрессия началась снова. Но по сравнению с первым депрессивным эпизодом второй дался мне гораздо легче, как будто я иду по тому же болоту, но уже зная, где тропинка.

Я смогла выбраться из депрессии без помощи специалистов и без таблеток, прежде всего потому, что четко понимала: мое состояние — это болезнь, вызванная сильным стрессом от гнетущей атмосферы на работе и увольнения. Чтобы вылечиться, нужно перестроить свою жизнь, изменить в ней то, что привело к депрессии.

В данном случае это была моя работа. Увольнение стало лишь триггером, спусковым крючком, а на самом деле депрессия подбиралась последние пару лет: работа была для меня причиной постоянного сильного стресса.

Я была в типичной ловушке высокооплачиваемого менеджера, которому платят не столько за работу, сколько за килограммы оставленных в офисе нервов.

Было сложно принять решение не возвращаться в ту сферу, где я долго работала и построила карьеру, но я понимала, что это вопрос моего здоровья…

Сейчас, спустя полгода, я почти в порядке. Откаты бывают, но редко и не такие глубокие, как раньше. Я стала гораздо спокойнее, восстановила сон и работоспособность и даже начала свой небольшой бизнес, о котором давно думала, но не могла решиться раньше.

А еще я завела блог о депрессии и способах ее победить. Так мне легче упорядочивать свои мысли, выстраивать все, что я знаю о борьбе с депрессией, в систему и придерживаться ее. Ко мне присоединяются другие люди, и я стараюсь им помогать. Мы поддерживаем друг друга, и для меня, пожалуй, этот блог — тоже своего рода терапия. Помогая другим, я помогаю и себе.

Страница героини в Instagram

Читайте также в рубрике «Личный опыт»:

«ЗОЖ лишил меня радости жизни» «Я начала любить себя только после развода» «Я намеренно калечила себя с 13 лет»

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх